Аня Грин
Группа «LaScala»

Удалось немного пообщаться с прекрасной Аней Грин из группы «LaScala» — о прошлом, о настоящем, о планах на будущее, а также раскрыть пару секретов. Читаем свежее интервью!

Музыка всегда находила меня с детства. Хотя бежала я от неё постоянно, сколько себя помню.

Аня Грин

Прошло полгода с того момента, когда «LaSclala» выпустила свой второй сольный альбом, за это время вы успели провести его по множеству городов. Расскажи, как встречают «Мачете» поклонники группы?

Уже после релиза пластинки стало ясно, что нашей публике альбом пришёлся по вкусу. Но вот «любимчики» в каждом городе разные. Например, Краснодар пел «Севилью» громче нас. Ничего удивительного, ведь тема аномальной жары этим ребятам известна как никому другому. НиНо читал «Виновну» так круто и мощно, что мне можно было вообще стоять в сторонке.

Вы довольно долго и продуктивно работали над этим альбомом, однако хотелось бы узнать о твоих впечатлениях, о процессе записи, может быть можешь сравнить ощущения, которые испытывала при работе над «Forte» и над «Мачете»?

Forte – это пластинка, над которой работали музыканты, ещё ничего не понимающие в концепции своей группы. Я собрала на альбоме тексты, написанные «рукой» наивной девочки. Я не понимала, как управлять своим голосом, я себя искала ровно так же, как и ребята искали и прощупывали звучание своих инструментов. Ко второму альбому у меня появились «яйца».

Зазор между пластинками внушительный – два с половиной года. За этот период времени мы прокачали не только мускулы, но и понимание того, что в себе несёт наше творчество. Каждый текст был осознанным, каждая нота на своём месте. Именно поэтому запись шла не три месяца, а почти полгода.

Остался ли материал, который хотелось, но не удалось включить в альбом? Может быть можно будет услышать что-то из этого в виде синглов или ЕР?

Да, осенью выйдет макси-сингл под рабочим названием Repeat, и…скажу по секрету, эти треки снесли мне крышу. Я давно не получала такого эстетического удовольствия от наших песен.

К вопросу о синглах. Вышедший не так давно отдельным релизом трек «Виновна» в дуэте с Кэшем вполне может пополнить армию ваших поклонников отрядом любителей рэп-музыки. Расскажи о работе над этой песней с Игорем – так было задумано, что ты стала «читать» текст, чтобы подстроится под его стиль исполнения или это вышло случайно? (к слову – очень не дурно вышло-то!)

После выхода альбома меня стали причислять к лику рэперов, что удивительно. Мне казалось, я пою, просто очень быстро. Но публика решила иначе. Что ж, спорить не буду. Назовём эту песню проявлением рэп-н-ролла в нашем творчестве. Сначала была альбомная версия песни. А на стадии сведения мы встретились с Кэшем на репетиции и решили, что из этой песни может получиться отличный диалог на тему вечной борьбы противоположностей. В альбоме у нас «классический» вариант, каким мы его задумывали для пластинки, а вот уже на сингле мы дали Игорю разгуляться и внести свои коррективы в аранжировку.

Вопрос довольно обыденный, но не задать не могу – с кем бы вообще хотелось сделать совместную работу? Может быть уже есть какие-то наброски или договоренности?

Меня не так давно прозвали «русской Ширли Мэнсон». Вот теперь из принципа хочу записать трек с вокалисткой Garbage. Если говорить о соотечественниках, то наброски и договорённости есть. Дело за малым – скоординировать время для репетиций и записи. Но музыканты с нами будут работать чудесные – настоящие профессионалы своего дела.

Расскажи об отношениях внутри группы. Ты, конечно, не раз упоминала, что у вас матриархат и вы с Лерой всех строите, но тем не менее – обычно в коллективах у всех есть определенная роль. Есть у вас лидер или демократия победила?

Ребята называют меня локомотивом группы, но я выполняю эту роль не потому, что всю жизнь мечтала быть лидером. Это, скорее, необходимость. Мы часто шутим с Лерой на тему матриархата, но скажу по секрету, наши парни просто делают вид, что мы главные. Они серые кардиналы, без которых бы ничего не получилось.

«LaScala» сильно выделяется среди остальных коллективов на сегодняшней сцене и в этом, в первую очередь, «виновна» твоя любовь к Испании – ведь практически каждый трек пропитан духом этой страны. Но вот вопрос – если бы (вдруг) не Испания – то какой бы мы увидели группу?

Мои родственники по папиной линии живут в Аргентине. Так или иначе, испаноязычный мир всё равно пришёл бы в мой дом. Это судьба.

Многие музыканты, для того чтобы позволить себе заниматься творчеством (которое, к сожалению, денег само по себе приносит, не шибко) чаще всего занимаются репетиторством – учат, собственно, тому, что умеют сами – играть на музыкальных инструментах и т.п. У тебя же есть настоящая «мирная» профессия — ты преподаешь иностранные языки. Расскажи, как в тебе уживаются эти две ипостаси – яркой рок-певицы и учительницы?

Я всегда остаюсь собой: как на сцене, так и на уроках. Не думайте, что у меня в классе царит общепринятый школьный порядок. Наоборот. У нас анархия, регулярный мозговой штурм. Мы слушаем музыку, поём, спорим. Я часто обращаюсь к ним за советом. Мои дети – это мой источник энергии. Когда мне плохо, они делятся на группы и проводят урок в такой крутой атмосфере, что я просто чувствую себя зрителем на празднике английского языка. Мы часто устраиваем «свечку». Садимся в круг и обсуждаем накипевшие вопросы, проблемы. У меня 48 учеников и каждый из них моя опора и поддержка. Они часто просят автографы для своих друзей, но для себя никогда. Они выдерживают определённую дистанцию, и это мне очень нравится. Их доверие помогает мне творить.

Вообще представляешь себе жизнь без «LaScala»? Пусть история и не знает сослагательного наклонения, но всё-таки могло случиться так, что бы ты не пошла заниматься вокалом именно к Лусинэ Геворкян, тебя мог не увидеть Максим Галстьян и такой прекрасной группы попросту бы не возникло. Страшный сон или се-ля-ви?

Занималась бы преподаванием. Но музыка всегда находила меня с детства. Хотя бежала я от неё постоянно, сколько себя помню.

Ты – настоящая девочка с севера. В 17 лет оставила дом и ринулась, буквально через всю страну, преодолев 6000 километров, покорять Москву. И ведь удалось. Расскажи, откуда взялось столько авантюризма и решительности, сложно было?

Преодолела в итоге 9000. Я ничего не боялась. В то время мне казалось, что я самая смелая и самая сильная девочка на свете. Я поступила в несколько лингвистических ВУЗов. Отказалась от обучения в Полярной Академии в Санкт-Петербурге и решила бросить кости в столице. Мы с подругой снимали комнату в Королёве, вот тогда-то и начались трудности.

Мне 17 лет, я учусь в городе, где не знаю никого. Мои родители на другом конце материка. Мне высылали ежемесячно десять тысяч рублей, четыре из которых я отдавала за комнату, а все остальные деньги растягивала на тридцать дней жизни. Я сильно отличалась от студентов РГГУ: одежда, дешёвый телефон, косметика, странная манера общения. Я всё время хотела есть и спать, но пойти на подработку возможности не было, ибо расписание в универе было плотным даже по субботам. Но такая ситуация научила меня многим вещам.

Во-первых, никогда не жаловаться. Во-вторых, никогда не просить денег у родителей. В-третьих, художник должен быть голодным. Папа подарил мне гитару, и она стала моим лучшим другом, привезённым из дома. Тогда-то я и начала писать. А потом научилась не спать и совмещать учёбу с подработкой. А потом научилась кайфовать от такой жизни. Но одно я понимала точно – у меня в Москве миссия, и возвращаться домой на щите без диплома в мои планы не входило.

Что изменила в тебе Москва, чем научила?

Москва научила меня работать. Я даже благодарна родителям, что все эти десять лет они живут далеко, это приучило меня к самостоятельности и дисциплине. Эти качества позволяют мне вести за собой не только музыкантов LaScala, но и всю команду людей, которые с нами работают. Я – наглядное пособие по выживанию и яркий пример того, как желание маленькой девочки может перерасти в смысл жизни большого количества людей.

Твои главные увлечения – не загадка: музыка, путешествия (привет, Испания!), иностранные языки (привет, Испания!, снова). Расскажи, на что ещё ты без сожаления тратишь время?

На остальные прелести жизни у меня времени не остаётся совсем. Периодически посещаю уроки вокала и регулярно хожу в спортзал. А потом незаметно наступает утро и всё по новой: музыка, путешествия, мои ученики, запись, репетиции, эфир, спортзал…

Возвращаясь к музыке – группа «LaScala» существует уже четыре года, и пусть по некоторым странным меркам вы всё ещё считаетесь молодым коллективом, срок этот всё-таки не маленький – ты, как и другие участники группы, узнаваемые, как модно сейчас выражаться, медийные персоны. Чувствуешь плюсы от этого положения или минусов всё-таки больше?

Пока я чувствую себя музыкантом молодой группы. И ещё лет шесть таковой буду))

В перерыве между концертами тура в поддержку «Мачете» вы дали прекрасный акустический концерт в «тоннах». Раскрой секрет – есть ли шансы поклонникам группы дождаться полноценного акустического альбома?

Шанс есть, но всё упирается во время и финансовую сторону. На данный момент мы «болеем» новым макси-синглом и большим сольным концертом, который пройдёт 29 октября в клубе Stereo Hall.

Напоследок – есть ли у тебя какой-нибудь жизненный девиз, который помогает преодолевать трудности?

Когда в детстве меня в очередной раз выгнали с вокала, мама мне шепнула на ушко: «бороться, искать, найти и не сдаваться». С такого самого дня это мой девиз. У меня есть татуировка Sigue Siempre Adelante (всегда иди вперёд). Я её сделала, чтоб в минуты тотального ада и тлена эти слова вынуждали меня поднимать задницу, собирать волю в кулак и делать свою работу. Как у вас говорят: «Москва слезам не верит»? Так вот, моих слёз Москва не увидит. Не дождётся.

Хотите интервью со своей группой, репортаж с концерта или рецензию на альбом?
Пишите на info@rockship.ru или в социальные сети.